«Мертвые не умирают» и еще 5 необычных историй о зомби-апокалипсисе

0 46

Большинство фильмов о зомби очень похожи. Как скоро один зараженный превратится в целую армию оживших мертвецов, мы знаем и так — скоро. И главные правила выживания в мире, охваченном зомби-напастью, знаем тоже. Не пытайтесь спрятаться в супермаркете. Бейте в голову. Не верьте тем, кого только что укусили — они никакие не избранные и обязательно скоро превратятся в зомби. Но все привычные схемы не имеют никакого отношения к «Мертвые не умирают» — неожиданному зомби-муви от Джима Джармуша, который вышел в прокат на прошлой неделе.

Конечно, правил жанра режиссер не нарушает. Но привычные клише складывает совсем иначе, чем зрители привыкли. Вдохновившись его подходом, мы собрали еще пять историй об оживших мертвецах, которые совсем не похожи на «28 дней спустя» и другие зомби-хиты.

«Зомби по имени Шон», 2004

Этот фильм — настоящая классика «не таких» историй о зомби. Главный герой, Шон — консультант в магазине, человек совсем не великий и попросту неудачник. Апокалипсис застает его в пабе, где Шон со своим другом Эдом заливает горе после расставания с подружкой. Жизнь обоих настолько однообразна, что они и нашествию зомби оказываются рады — ведь теперь можно наконец почувствовать себя героями! Дуэт британских комиков Саймона Пегга и Ника Фроста едва ли не лучшее, что могло случиться со всем зомби-жанром: война с ожившими мертвецами еще никогда не была такой уморительной.

«Колин», 2008

Совсем другое настроение у еще одного британского фильма — «Колин». Мы привыкли к зомби-историям, рассказанным людьми, пытающимися выжить в изменившемся мире. А как насчет того, чтобы посмотреть на происходящее глазами ожившего мертвеца? Главный герой этой ленты, Колин, не успевает запастись ружьем или битой: в самом начале эпидемии его кусает зомби. Он умирает, а потом возвращается к жизни — и на протяжении полутора часов мы наблюдаем за его медленным превращением. В какой момент желание поедать чужие мозги побеждает угасающую человечность? Есть ли какая-то высшая цель у бредущих по городу зомби? Ответы на все эти животрепещущие вопросы нашлись у создателей «Колина».

«Тупик», 2008

Телевизор зомбоящиком прозвали уже давно. Главное ТВ-зло наряду с fake news, конечно же, реалити-шоу! Все их ненавидят, все называют отупляющими, но почему-то реалити-звезды по‑прежнему становятся настоящими селебрити, а рейтинги у таких программ уж точно выше, чем у умных документалок. Соединить реалити-ТВ и настоящих зомби на экране решили создатели мини-сериала (кстати, тоже британского: и откуда у англичан такая любовь к живым мертвецам?) «Тупик». Его главные герои — участники шоу формата «Большого брата». Уже два месяца они живут в доме, никуда не выходя, ссорятся и мирятся, пока весь мир за ними следит. В какой-то момент снаружи начинается зомби-эпидемия, а участники «Брата», возможно, последние люди на Земле, еще оставшиеся людьми, пребывают в счастливом неведении. Даже если до них и доносится какой-нибудь зверский крик, они принимают это за очередную хитрость продюсеров. Но реалити и реальность, конечно, в кадре столкнутся — и это будет, как и весь «Тупик», злобно и лихо.

«Во плоти», 2013

Все хорошее когда-нибудь заканчивается. Плохое, к счастью, тоже. Зомби-эпидемия в сериале «Во плоти» закончилась за пару лет до событий первой серии — ученые нашли лекарство от этой болезни и часть зомби смогли вернуть в обычное человеческое состояние. Почти. Но воспоминания обо всем, что они творили в своем зомби-режиме, — кровавых убийствах, наслаждении от вкуса человеческой плоти и прочем — у вылеченных остались. Выжившие люди тоже не забыли о том, что еще недавно творили чудовища, которых им теперь нужно снова принять в общество. И принимать их, конечно, не хотят. С новым мировым порядком мы знакомимся через подростка Кирена, живущего в маленьком провинциальном городке. Он во время эпидемии возродился из мертвых после самоубийства, и не таким, как все, изгоем, был у себя на родине и до всех кровавых событий.

«Я — зомби», 2015

Добрые зомби, помогающие человечеству, вместо того чтобы за людьми охотиться, — звучит как еще большая фантастика, чем просто истории об оживших мертвецах! Но в сериале «Я — зомби» смотрится это вполне убедительно. Тем более что добряками можно назвать далеко не всех воскресших: среди них, как и среди живых, хватает и злодеев, и мелких негодяев, и личностей ничем не примечательных. Но главная героиня Лив, конечно, играет на светлой стороне: она работает судмедэкспертом в полицейском морге и, попробовав мозг кого-то из недавно прибывших, начинает вспышками видеть его воспоминания. А это очень помогает в раскрытии убийств — так что она предлагает себя в напарницы одному из детективов, прикидываясь экстрасенсом, с которым говорят духи. Кроме воспоминаний ей достаются и таланты умершего, и отчасти его личность — так что актриса успевает за четыре сезона побыть и доминатрикс, и киллером, и гениальным художником, и много кем еще. В каждой серии Лив расследует новое преступление — это традиционный полицейский процедурал с зомби-оттенком. Другим зомби, которые продолжают появляться в Сиэтле, повезло, кстати, меньше, чем главной героине — легкого доступа к мозгам, как у Лив, у них нет. А без правильного питания ожившие мертвецы превращаются как раз в тех самых хищников из фильмов ужасов.

Источник: bazaar.ru

Напишите комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.